понедельник, 29 июня 2015 г.

«Казус Фамусова», или Неизвестные ударения в известных именах

Важны ли для вас ударения в именах литературных героев? Как не ошибиться, когда ударение неясно? 




Моя мама любит вспоминать историю о том, как в школе, на уроке литературы, они вслух читали “Дубровского”. Абзац за абзацем, лениво и монотонно. И вот дошли до письма от няньки, которое читает Дубровскому его камердинер: нянька там, помимо прочего, рассказывает о разных деревенских новостях. “У нас дожди идут вот ужо друга неделя и пастух Родя помер около Миколина дня”, – пишет она. “Пастух РодЯ помер”, – читает мамина одноклассница, делая ударение на Я. В классе хохот.

Самое интересное, что потом и в моей школе, в моем классе, повторяется та же история: точно так же, “родя”, помирает пастух.


Конечно, эта история, скорее, из разряда анекдотов. И, конечно, все прекрасно знают, как произносится имя Родя (Родион) – просто в этом месте, видимо, происходит какой-то ритмический сбой. Но я всякий раз вспоминаю этот случай, когда натыкаюсь в книге на имя с неясным ударением. Чаще всего, не зная, как именно оно произносится, я руководствуюсь тем самым ритмом: ударяю так, как подсказывает мелодика фразы.

Вопрос о том, как следует произносить имена литературных персонажей, может, на первый взгляд, показаться неважным: какая разница, мы же не вслух читаем, написано и написано. Но многих, как выяснилось, эта неясность раздражает. Каждый раз имя с неведомой орфоэпической нормой скрипит, как мелкий камень, вдруг попавший под горные лыжи на ухоженной трассе. Невольно морщишься: опять этот, как его… И снова мысленно пробуешь произнести имя и так и сяк.

Чтобы выяснить, не одинока ли я в своем желании произносить все правильно даже про себя, я кинула клич фейсбуковцам. Комментаторы разделились на два лагеря. Одни писали, что имена им вообще не важны – они запоминают лишь сам сюжет. Другие признавались, что всегда мысленно стараются назвать героя правильно, и это для них важно.

“Я всегда спотыкаюсь и раздражаюсь, пока не узнАю. У меня это называется “казус Фамусова”. Я прочитал “Горе от ума” в каком-то малосознательном возрасте, задолго до изучения в школе, и у меня был ФамУсов. А потом выяснилось, что он совсем не такой. Обидно!” – признается один из пользователей.

“А я всегда говорил ВаренУха, но потом как-то услышал вариант ВарЕнуха и сильно испугался: неужели я неправ?!” – вспоминает другой.

Третий рассказывает о школьном курьезе: “Я при первом прочтении “Ревизора” в школе все время читал про себя БобчИнский и ДобчИнский, потом стали обсуждать – вышел конфуз”.
Лингвист, автор книги “Русский со словарем” Ирина Левонтина признается, что сама все время спотыкается о фамилию Кукшиной из романа “Отцы и дети”: КУкшина она или КукшинА? А вот вопрос о Бобчинском и Добчинском при всей кажущейся абсурдности, по словам лингвиста, не лишен логики: “В этом случае верное ударение действительно узнать невозможно. Но только в том случае, если не знать театральной традиции. Именно она тут и помогает. “Ревизора” начали ставить при жизни Гоголя, то есть традиция постановок была непрерывна. Отсюда люди и узнавали, как ставить ударение”.

Актеры же, в свою очередь, если что-то неясно, обращаются к педагогам по речи. Актриса Яна Сексте говорит, что у Школы-Студии МХАТ это Наталья Дмитриевна Журавлёва: если не знает она, не знает никто.

По словам Яны, в Табакерке как раз недавно столкнулись с трудными фамилиями: с ставили пьесу “Вий”, которую написал драматург Василий Сигарев: “Возник вопрос, как произносить украинские имена Явтух, Дорош и Спирид, где ставить ударения. Спас наш Виталик Егоров, он родом с Украины”.


Авторы же, как и их читатели, тоже разделились. В одном лагере те, кому очень важно правильное прочтение имен, в другом – те, кто уверен: требовать что-либо от читателя нет никакого смысла.

Книги Бориса Акунина (Григория Чхартишвили), как известно, изобилуют японскими именами. Не искушенный в японистике читатель может сразу и не понять, как мысленно произнести имя возлюбленной Эраста Фандорина из романа “Алмазная колесница” – О-Юми, с ударением на Ю, или О-ЮмИ, с ударением И?

Сам Григорий Чхартишвили поясняет: “Ударение в этом имени надо делать именно на Ю, – и обозначает позицию: – Для меня важно, чтобы читатели мой текст мысленно произносили. Я пишу его не столько буквами, сколько звукосочетаниями. В японском языке нет ударения в нашем понимании. Но когда японские слова и имена попадают в русский текст, ударение становится обязательным”.

С ним не соглашается писатель, лауреат Букеровской премии Андрей Дмитриев:
“Читатель писателю ничего не должен. Вообще. Он даже вправе не читать его произведение. Поэтому если писатель хочет, чтобы имена его героев произносились адекватно тому, как он их задумывал, он должен придумать такое имя, чтобы не возникало ошибочного прочтения. Но это, конечно, очень трудно. Во многих именах и фамилиях есть разночтения. Например, Левин-Лёвин у Толстого. Его ведь родные называли Лёв, Лёвушка. А Левин, как известно, в значительной степени alter ego автора. Думаю, что он, скорее всего, Лёвин. Но настаивать на этом бессмысленно, на этом и автор не настаивал”.

Откуда же узнавать ударения в именах литературных героев? Что делать, если обращение к непрерывной театральной традиции и другим “подсказкам” не помогает? К чему обращаться? 


Вот несколько советов.

Источники:
  • Словарь имен собственных под редакцией Ф. Л. Агеенко – там есть некоторые имена. В основном это самые известные, знаковые персонажи. Например, можно найти ударение в имени МакбЕт (многие произносят это шекспировское имя с ударением на первый слог).
  • Словарь “Собственное имя в русской поэзии ХХ века”, выпущенный Институтом русского языка имени Виноградова и Российской Академией Наук. Но ударений там нет: силлаботоника ведь и так подсказывает, как произносить слово. А к прозе по-прежнему останутся вопросы, ясности этот словарь не внесет.
  • Аудиозаписи писателей, которые сами читают свои произведения или рассказывают о них.
  • Аудиозаписи спектаклей, поставленных по литературным произведениям. Если не знаете, КабАниха у Островского или КабанИха, посмотрите спектакль.
А лучше всего впредь попросить всех писателей снабжать свои книги небольшими словарями. Правда, неизвестно, будут ли ими пользоваться читатели, но попробовать можно. Один американский автор – Дэйл Браун ( не путать с Дэном) однажды так и поступил: к одной из книг приложил список имен героев с правильными ударениями.




Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...