понедельник, 7 ноября 2016 г.

Отец известных дочерей – Иван Владимирович Цветаев

Великие имена в библиотечной профессии

Иван Владимирович Цветаев (1847 - 1913) –европейской известности филолог, археолог. В 2017 году исполняется 170 лет со дня его рождения, а его дочери Марине Цветаевой – 125 лет. Говоря с читателями о ней, можно упомянуть и её отца, нашего коллегу.

В давние-давние времена, более века назад, когда Российская государственная библиотека еще не носила это имя, и даже еще не носила имя Ленина, присвоенное ей в советское время, а была Румянцевской библиотекой при Румянцевском же музее, одном из крупнейших культурных учреждений Москвы, возглавлял этот музей и, соответственно, библиотеку при нем Иван Владимирович Цветаев, известный потомкам как основатель Музея изобразительных искусств (ныне Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина) и отец Марины и Анастасии Цветаевых.

Сын бедного священника села Талицы Шуйского уезда Владимирской губернии, изучавший за лучиной латынь и греческий, Иван Владимирович окончил Петербургский университет (1870 г.) и историко-филологический факультет Московского университета (1872 г.). От Киевского университета двадцатишестилетний филолог был в командировке в Риме. Возможно, там у него зародилась мечта создать музей скульптуры на родине, в России – чтобы все учащиеся своими глазами могли взглянуть на мировые шедевры. В тридцать лет он – профессор Московского университета, в сорок  почетный член Болонского университета.


С 1882 г. И.В. Цветаев служил в Румянцевском музее – заведующим граверным отделением, хранителем отделения изящных искусств и классических древностей. Там он составил большой каталог гравюр, издал каталоги некоторых коллекций музея. По его инициативе был начат сбор частных пожертвований на приобретение музейных коллекций и строительство зданий музея.

В 1900-1910 годах Профессор Московского университета и член-корреспондент Петербургской Академии наук И.В. Цветаев занимал пост директора Румянцевского музея и библиотеки , как раз в то время, когда с увлечением занимался строительством и формированием коллекций своего любимого детища – Музея изящных искусств. И дела в Румянцевской библиотеке несколько подзапустил...

Должной бдительности сотрудников во вверенном ему учреждении Цветаев не требовал (он вообще был большим либералом), и читатели библиотеки, пользуясь этим, без зазрения совести стали подтаскивать кое-что из фондов. То дорогое издание слямзят, то ценные гравюры из книги вырежут... Велимир Хлебников очень образно рассказывал, как его знакомый, поэт Петровский попался при раскурочивании книг, и ему пришлось спасаться от полиции. Выбежав из библиотеки, поэт-воришка кинулся по Волхонке к Храму Христа Спасителя и "трижды обежал золоченый... храм Спасителя, прыгая громадными скачками по ступеням, преследуемый городовым за то, что выдрал из Румянцевского музея редкие оттиски живописи".

В 1910 г. тогдашний министр народного просвещения (и сослуживец Цветаева по Московскому университету) А.Н. Шварц передал на него обвинение в служебном нерадении в уголовный суд Правительствующего Сената. Обвинение было связано с кражей в Гравюрном отделении Румянцевского музея. Вора быстро отыскали, Цветаев нашел у того почти все украденные гравюры, обвиненного в халатности хранителя суд оправдал. Но ревизии в Румянцевском музее следовали одна за другой. Некомпетентные ревизоры представили начальству не соответствующие действительности доклады. Например, указывалось, что в гравюрном отделении учет не налажен и нет даже каталога. Недостоверными были их отчеты и по Нумизматическому кабинету, о гипсовых слепках и др. Министр удалил И.В. Цветаева от должности.

Однако обвинительные документы не убедили Правительствующий Сенат. Министру предложили провести дополнительную ревизию Музея. Снятие тайного советника Цветаева с должности и назначение над ним судебного следствия не было поддержано, что видно из Постановления Сената от 17 декабря 1909 г. и его Указа от 15 марта 1910 г.

Но Министр не сдавался – послал третий рапорт в Сенат о профессиональной непригодности И.В. Цветаева к должности директора Музея и вновь предложил его уволить. Сенат из-за отсутствия доказательств опять ответил отказом. В свою очередь, обвиняемый написал и предоставил в Сенат для своей защиты книгу «Московский Публичный и Румянцевский Музеи. Спорные вопросы. Опыт самозащиты И. Цветаева, быв. директора сих Музеев», (М.; Дрезден, 1910). Дело Цветаева, наконец, было прекращено.

А в 1913 г. он был избран почетным членом Румянцевского музея. Но тогда он, человек с неукротимой энергией и творческим умом, уже занимался другим своим любимым детищем – Музеем изящных искусств, который носил имя Александра III.

Действительный член Петербургской Академии художеств, профессор Московского, Варшавского и Киевского университетов, Цветаев – известный автор трудов по античной филологии, изучению италийских языков, искусству и культуре древних народов. Десять лет он отдал Румянцевскому музею, но имя его навсегда связано все-таки с Музеем изящных искусств (именно так он назывался до 1932 г.). Музей находился в ведении Московского университета. Его собрание составляли слепки со скульптурных произведений классических эпох, фрагментов архитектурных сооружений. Кроме того, к моменту открытия имелась коллекция древнеегипетских памятников, приобретенная у знаменитого египтолога В.С. Голенищева, и небольшое собрание итальянской живописи. В 1924 г. в Музей изящных искусств было передано собрание западно-европейской живописи из Румянцевского Музея (более 500 картин), небольшая, но очень ценная коллекция Д.А. Хомякова, рисунки, гравюры, монеты, медали и литература по искусству. Таким образом, Московский Публичный и Румянцевский Музеи и Музей изящных искусств «породнились» не только общим директором – И.В. Цветаевым, но и частью фондов.


Библиотечные истории. Что сломало карьеру Ивана Цветаева?


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...