среда, 24 февраля 2016 г.

Мурлычащие музы

Порадую вас мягкой, пушистой и трогательной подборкой стихов. Речь пойдет о самых нежных и одновременно независимых животных – кошках. Обо всех – шаловливых и спокойных, преданных и одиноких, любимых домашних и, конечно же, бездомных. Берегите своих кошек и берите домой одиноких. Ведь мы в ответе за тех, кого приручили… ©
P.S. Фотографии для рубрики от частного московского приюта «Муркоша».
www.murkosha.ru

Сотворение
Однажды, тёплым весенним утром, Господь проснулся излишне рано.
Он встал, встряхнулся, повел боками, нектара выпил Он из-под крана,
Потом умылся (да-да, нектаром) и в форточку посмотрел немножко.
Затем вздохнул и пошел работать: сегодня нужно придумать кошку.
Вчера был заяц. Отличный заяц! Вот этим зайцем Он был доволен:
Такие уши, такая попа, и нос – улыбчивый поневоле.
А в прошлый раз был, конечно, ёжик. Куда ж без ёжиков в мире этом.
Но кошка – это в разы сложнее. Не просто зверь, а мечта поэта.
Она должна быть пушистой, мягкой, с когтями – когти ей пригодятся,
Она должна работать урчалкой и на полу вверх собой валяться.
Куда там свиньям и дикобразам, куда лисицам и капибарам!
У кошки должен быть дух победы и девять жизней – почти задаром.
Бог долго клеил хвосты и лапы, ругался, дергал, свистел и правил,
Приклеил гребень, потом отклеил, приклеил уши и так оставил,
Усы повтыкивал, селезёнку, ну там сердечко, конечно, печень,
Полоску в шкурку, потом урчальник – чтоб кот хозяина обеспечил
Отличным муром. Потом глазищи, язык шершавый, и нос получше,
И уж последней, безумно нежно и аккуратно он вклеил душу.
Она была бесконечной. Да ведь все души, в общем-то, бесконечны.
Местами – твёрдой, местами – мягкой, и самую чуточку – человечной,
Чтоб у человека, когда он смотрит в глаза кошачьи – паденье, тайна! –
Осталось чувство: он с кошкой вместе, и вместе, в общем-то, неслучайно.


Спустился вечер. Луна смотрела в окно тигриным искристым взглядом.
В зелёной чашке чаинки спали, остывший чайник приткнулся рядом.
Бог спал, укрывшись цветастым пледом. В окне дрых аист, под стулом – заяц.
Под боком Бога лежала кошка и мирно мурлыкала, не моргая.
© Наталья Полянская


***


Пришли. Сказали: «Надо бы забрать,
А то совсем, бедняга, одичает».
Я спрятался, забившись под кровать.
Я просто жду, когда придёт хозяин.
Я вышел, все проверил уголки.
Зачем-то заглянул на кухне в миски.
Есть не хочу. Голодным – не с руки
Сидеть и ждать: вдруг наша встреча близко?
Пришли опять. Сказали, что пора,
Что в новом доме будет всяко лучше.
Хозяин, из подушки два пера –
Письмо тебе на самый крайний случай.
Я, знаешь, верю: если ты придёшь,
По этим перьям, хм.. и по разгрому
Я думаю, ты сразу всё поймешь –
Я жду тебя. Увы, не в нашем доме.
Меня там холят, стали уважать:
«Такое испытание для зверя!»
Хозяин, приходи. Я буду ждать.
Как я привык – на коврике у двери.

Автор неизвестен
***


История про Кошку и её Человека

В пыльной Москве старый дом в два витражных окошка
Он был построен в какой-то там -надцатый век.
Рядом жила ослепительно-чёрная Кошка
Кошка, которую очень любил Человек.

Нет, не друзья. Кошка просто его замечала –
Чуточку щурилась, будто смотрела на свет.
Сердце стучало… Ах, как её сердце мурчало!
Если, при встрече, он тихо шептал ей: «Привет»

Нет, не друзья. Кошка просто ему позволяла
Гладить себя. На колени садилась сама.
В парке однажды она с Человеком гуляла
Он вдруг упал. Ну а Кошка сошла вдруг с ума.

Выла соседка, сирена… Неслась неотложка.
Что же такое творилось у всех в голове?
Кошка молчала. Она не была его кошкой.
Просто так вышло, что… то был её Человек.

Кошка ждала. Не спала, не пила и не ела.
Кротко ждала, когда в окнах появится свет.
Просто сидела. И даже слегка поседела.
Он ведь вернется, и тихо шепнёт ей: «Привет»

В пыльной Москве старый дом в два витражных окошка
Минус семь жизней. И минус еще один век.
Он улыбнулся: «Ты правда ждала меня, Кошка?»
«Кошки не ждут… Глупый, глупый ты мой Человек»

© Саша Бес

***


Мамочка, сколько ж в тебе рыжего!,
Сколько же солнца в твоей шерсти!
Мама, мамочка – можно, я выживу,
Мама, не надо мне сказок о смерти…

Мама, а сколько ж в тебе солнышка!
Мама! Какой у тебя бок теплый –
Мама, ну да, я болен… немножечко,
Но ты не плачь, я поправлюсь, что ты…

Мама, смотри, я ж такой рыжий,
Словно не кот я, а лист клёна –
Мама, ты думай, что я – выжил –
Мама, ты думай, что я – дома…

Мама, ты думай – что мы с братом
Под солнечным боком мурчим вместе…
Жаль, что дороги мне нет обратно –
Там, где мне мама поет песню…

Надо ж, а я был такой рыжий,
Надо же – имя было древесным…
Люди, не плачьте, что я не выжил –
Мы возвращаемся. Это известно…

Мы возвращаемся… Листья.. Дождик…
Ветер стеклянное озеро морщит…
Люди… любите домашних кошек…
Да и бездомных… любите тоже…

© Фелис Кактус, 2006

***


Мне казалось – я бегу
Полем
На не чующих травы
Лапах…
Я не помню никакой
Боли,
Смерть была – один большой
Запах.

Помню небо –
Древний Кот многоликий.
Отряхнулся и пошёл,
Как по карте.
Не взаправду же ведь я – Дикий,
Чтоб смотреть, что там лежит
На асфальте.

А потом запахло мёдом и мятой,
Я в траву влетел по самые уши
И решил, что в новой жизни (девятой)
Буду тем же, кем и был, только лучше.

Был котёнком, в сказки не верил,
А потом забыл, как все забываем –
Здесь всегда распахнуты двери,
Это место называется Раем.

Рай кошачий, до последних окраин,
Благодать для тех, кто здесь поселился.
Но уж больно убивался хозяин –
Я чуть сразу же назад не родился.

Весь поникший от нахлынувшей скуки,
Брёл по Раю в поисках дома
И уткнулся в чьи-то тёплые руки,
Руки пахли странно знакомо.

Не запомнилось лицо и окраска –
Прятал морду в вороте платья.
Был покой и тихая ласка,
А потом нас встретили братья.

Было солнце (просто так, не в окошке)
Золотым, как рыбка на блюде.
И все были мы здесь – общие кошки,
А у нас, конечно, – общие люди.

Мы со взрослыми котами небрежно
Выходили в круг – померяться силой,
И мурлыкали мне кошки так нежно,
Потому что я большой и красивый.

Здесь тепло всегда, и чисто, и сухо,
Не бывает ни дождей, ни метели.
Раз порвал я, значит, Серому ухо –
Зажило, и пожалеть не успели.

Серый крут, он подох, видно, в драке.
Серой масти – аккурат мой братишка…
По ночам ему всё снятся собаки,
Он рычит на них во сне, но не слишком.

Мне же снится: я бегу
Полем.
Каждая травинка –
Резная…
Может, каждый выбирать
Волен?
Я всего лишь кот, я –
Не знаю.

©Екатерина Агафонова



Цикл стихов о кошке

1
Кошка создана из неги, кошка создана из ласки, кошка создана из шерсти, кошка на диване спит.
Кошка – это зверь свирепый, кошка – воплощенье страсти, кошка – это ангел зверский, кошка тоненько сопит.
Кошка видит сон мохнатый – юркий, тёплый, словно мышь. Мышь бежит, теряя тапки,
Кошка растопырит лапки, и, в диван вонзая когти, сердцем бешено стучит.
Кошкин бок дрожит беззвучно… кошка ухом шевелит.
Хищник мягкий, самый лучший…. новый сон себе урчит.

2
Бог создал кошку из земных страстей,
От каждой небольшую взял щепотку.
Открытости – у маленьких детей,
У них же – вид обманчивый и кроткий.
Решительности взял он у мужчин,
Стремление к удивительным открытьям
(Откроешь дверь – за ней кошачий сын
Сидит и приглашенья ждет – Войдите!!).
От женщин – страсть и нежность. И ещё
Ужасный взгляд, глядящий прямо в сердце,
И мимолётный, острый, над плечом,
И шерстяную песенку о детстве.
Смешал. Заснул. Толкнул ногой сосуд.
Разлил почти совсем готовых кошек…
Они спустились с неба и живут.
Кто с нами. Кто отдельно. Кто как может.

3
Я вышиваю кошку. Кошка спит.
И мотылёк порхает тёмно-синий.
Закончу бок – и кошка заурчит,
Неслышно и для нас непостижимо.
Бок чёрный, чёрный хвост и чёрный лоб,
Не разберёшь, где кошкино начало.
Работу я закончу – только чтоб
Она неслышно с вышивки мурчала.
Я выживаю с кошкой. То есть нет –
Я выжила, живу – как эта кошка,
И этот зверь – дарует тёплый свет
Коту, мальчишкам, ну и мне немножко.
Бок чёрный, чёрный хвост и чёрный лоб,
Не разберёшь, где кошкины детали.
Над нею нитка – синий мотылёк –
Порхает и трепещет неустанно.
Колени греет чёрная дыра,
В себя вбирает все мои печали.
Над ней летает острая игла
И мотыльков пришпиливает к ткани.

4
дремлет ангел на столе,
лапой тычет в ноутбук –
белый ангел на земле –
он бескрыл, безног, безрук,
но зато четверолап
и с моторчиком внутри,
он от нежности ослаб
и мурлычет – посмотри,
как дрожат его бока,
как топорщатся усы.
ангел цвета молока –
кошка неземной красы.

© Фелис Кактус, 2009



Один мой друг подбирает бездомных кошек,
Несёт их домой, отмывает, ласкает, кормит.
Они у него в квартире пускают корни:
Любой подходящий ящичек, коврик, ковшик,
Конечно, уже оккупирован, не осталось
Такого угла, где не жили бы эти черти.
Мой друг говорит, они спасают от смерти.
Я молча включаю скепсис, киваю, скалюсь.
Он тратит все деньги на корм и лекарства кошкам,
И я удивляюсь, как он ещё сам не съеден.
Он дарит котят прохожим, друзьям, соседям.
Мне тоже всучил какого-то хромоножку
С ободранным ухом и золотыми глазами,
Тогда ещё умещавшегося на ладони…
Я, кстати, заботливый сын и почётный донор,
Я честно тружусь, не пью, возвращаю займы.
Но все эти ценные качества бесполезны,
Они не идут в зачет, ничего не стоят,
Когда по ночам за окнами кто-то стонет,
И в пении проводов слышен посвист лезвий,
Когда потолок опускается, тьмы бездонней,
И смерть затекает в стоки, сочится в щели,
Когда она садится на край постели
И гладит меня по щеке ледяной ладонью,
Всё тело сводит, к нёбу язык припаян,
Смотрю ей в глаза, не могу отвести взгляда.
Мой кот Хромоножка подходит, ложится рядом.
Она отступает.
© Дана Сидерос
***


Женщина и кошка
Играла с кошкою своей
Она, и длился вечер целый
Прелестный в смутностях теней
Бой белой ручки с лапкой белой.
Шалила, — хитрая! — тая
Под кружевом перчаток черных
Ногтей агатовых края,
Как бритва острых и проворных.
И та хитрила с госпожой,
Вбирая коготь свой стальной, —
Но дьявол не терял нимало;
И в будуаре, где, звеня,
Воздушный смех порхал, сверкало
Четыре фосфорных огня.
© Поль Верлен
***

Кошки не ходят строем
Кошки не ходят строем, у кошек нет документов.
Им не нужна прописка и даже билеты в кино.
Они сидят без работы или служат в числе агентов
Высших цивилизаций, но чаще им всё равно.
Кошки не голосуют, рекламе они не верят,
Лукьяненко и Донцова для них не авторитет.
Кошки – это не люди, но кошки – это не звери,
Они – разумные монстры с весьма далёких планет.
Кошки масс не боятся и мыслят вполне свободно,
С корпоративной культурой кошкам не по пути.
Кошки всегда одеты, как кошки, а не как модно.
Навесьте ярлык на кошку – и кошка вам не простит.
Кошки не верят в бога, а если верят – то тайно,
И не в такого бога, в которого верим мы.
Всё, что мы знаем о кошках, узнать удалось случайно,
Их мифы упоминают про ядерный свет зимы.
Но есть и у кошек слабость: им нравится чай в стакане –
Не пить чтоб, а любоваться, – заваренный крепко чай.
Они стучат телеграммы о стороже-ветеране,
Работающем на стройке: «Рекомендован в рай».
© Наталья Михайлова

***

Кто съел сметану?
– Кто сидит такой невинный,
Не похожий на пингвина,
Семь кило без половины,
Не поднять и не подвинуть!
Кто молчит, как будто в танке?
Кто сметану ел из банки?
Кто с балкона смотрит в сад
И облизывает зад?
– Мыр. Не я, уж вы поверьте!
Вот. Во рту моём проверьте.
Белый след на чёрной шерсти?
Спал. Не помню. Может, дети
Нос измазали сметанкой.
Нет. Не надо тыкать банкой.
Нет. Не ел, но, может, нюхал.
Может, слушал правым ухом.
Может, даже глянул раз.
Но во сне. Закрывши глаз.
А куда сметану дели,
Ну не знаю, в самом деле!
Правда, правда! Честно, честно.
И вообще, я сам не местный…
Да и съел всего-то треть.
(вздыхая)
Силы не было терпеть.
© Михаил Придворов, из сборника «Кошкина Книга»

***

Вечер, ветер, фонарь горит,
Льёт на землю с небес вода.
Я сижу у входной двери –
Так никто не умеет ждать!
Ей вернуться давно пора –
Весь расстроенный «от» и «до»,
Половик начинаю драть,
Но когда она входит в дом,
Всё прощаю, не помня зла.
Обаятельный как никто,
Я буквально сбиваюсь с лап,
Помогая снимать пальто!
От того, что поёт душа,
Откровенно навеселе
Я её полосатый шарф
Разорву как голодный лев!
Поворчу, наигравшись всласть:
«Где так долго гуляла ты?
Что мне вкусного принесла?
Кто тебе подарил цветы?
Улыбалась каким дружкам?
С кем сегодня была в кино?»
И, как будто сердясь слегка,
Tыкну в руку свой мокрый нос.
Что касается тех «ребят» –
До чего дуракам везёт!
Я не буду делить тебя,
Потому, что моя и всё!
Как волнительно и чуднO
Мне становится (ой, умру!)
От тепла её стройных ног,
От тепла её нежных рук!
В мире большего счастья нет,
Чем коснуться её плеча,
На колени забраться к ней
И тихонько урчать-мурчать
Так, чтоб сердце играло гимн
Всеми лапами четырьмя!
В коридоре слышны шаги –
Мне пора, извините! Мяу!
© Игорь Приклонский

***

Чёрная кошка
В бок снежок – дитё хохочет мерзко.
Где найти защитника и друга,
Если не сиамка ты, не перска,
Да к тому ж ещё, черна, как уголь?
Голод, псы, мальчишки, злые тетки…
Если день прожит – уже немало.
Дай, кошачий Боже, хвост селёдки
Донести спокойно до подвала!
Там фуфайка, вся из клочьев ваты,
Горсть засохлой каши в битой миске.
Hа фуфайке в ящике – котята,
Чёрные – два кисика, две киски.
У котяток розовые пятки
И торчком забавные хвостишки.
Киски носят бальные перчатки,
Кисики – концертные манишки.
По двору несется зимний ветер –
Всадник злой в серебряных доспехах.
Вот сейчас ударит тяжкой плетью,
Жизнь заледенит в комочках меха.
Взором хищным ищет он добычи,
Мертвой белизною гасит краски.
А она, котят обняв, мурлычет:
Скоро, скоро все откроют глазки!
Яростно идет в атаку ветер –
Да не по зубам ему задача:
Греет дом не хуже теплосети
Песенка нехитрая кошачья!
Спи, дружок – с чего тебе не спится?
Hе гляди с тревогою в окошко.
Hичего плохого не случится
В доме сём, пока мурлычет кошка.
© Анна Иванова

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...