вторник, 22 сентября 2015 г.

Книга–убийца

Есть такой бродячий сюжет в мировой литературе: книга, после прочтения которой люди умирают, сходят с ума или кончают самоубийством.

Сюжет этот не нов: до такой степени не нов, что еще в начале ХХ века был объектом пародий (например, рассказ Г. К. Честертона «Проклятая книга»). Нетрудно догадаться, откуда растут его корни: писателю льстит мысль о том, что написание текста – своего рода магия, способная двигать горы, повергать в прах царства, ну, и убивать людей, конечно. Однако обычно подобное утверждение воспринимается как метафора. Например, «Майн Кампф» можно назвать книгой, унесшей множество жизней, но лишь в переносном смысле. А возможно ли такое буквально?

На первый взгляд, вопрос дурацкий. Разумеется, нет. Ковры не умеют летать, скатерти – накрывать на стол, а книги – убивать людей. Но, все же, истории известны книги с очень мрачной репутацией.


Пожалуй, самая известная из книг–убийц – роман Иоганна Вольфганга Гёте «Страдания юного Вертера». Сюжет там не бог весть какой: сентиментальный юноша влюблен в девушку, но она выходит замуж за другого. Не выдержав мучений неразделенной любви юноша, в конце концов, убивает себя. «Мрачновато, но ничего особенного», — скажете, быть может, вы. И с точки зрения современного читателя будете правы. Но в тогдашнем европейском обществе книга произвела, без всякого преувеличения, эффект разорвавшейся бомбы, причем с большим радиусом разлета осколков. По всей Европе молодые люди, вдохновившись примером Вертера, стрелялись в таком количестве, что современники сравнивали это с моровым поветрием. Целая эпидемия самоубийств бушевала по всему континенту пару десятилетий, особенно сильно затронув немецкие государства. Дошло до того, что отношение к этой книге стало почти мистическим. Наполеон, например, еще будучи генералом, отдельным приказом запретил ее чтение в своей армии, а в ряде стран ее издание было запрещено законодательно.

Как это нередко бывает, книга была во многом автобиографической. В юности Гёте сильно страдал от неразделенной любви к девушке, которую, как и героиню романа, звали Шарлотта, и, находясь под впечатлением от самоубийства своего друга, всерьез подумывал о таком же исходе. Надо полагать, роман он написал в рамках, так сказать, творческой сублимации, и это помогло ему отойти от гибельной черты. Но получилось как–то не очень красиво: подобно героине фильма «Звонок», он избавился от смерти сам, подтолкнув к ней множество других людей.

Разумеется, никакого НЛП, психокодирования и прочей черной магии в книге не было. Просто читатель, идентифицирующий себя с героем и оказавшийся в сходной с ним ситуации (а оказаться в ней немудрено, особенно в юности), воспринимал предложенный Вертером выход, как приемлемый и даже заманчивый для себя. Много позже, уже в ХХ веке, суицидологи назовут этот феномен череды подражательных самоубийств эффектом Вертера. Так что, если не читали эту книгу и хотите прочитать: не бойтесь. Она не подвигнет вас к самоубийству так же, как роман «Что делать?» не сделает из вас революционера (а ведь из многих молодых людей своего времени – сделал). Просто каждому времени свойственны свои носящиеся в воздухе идеи и свои литературные приемы, не так хорошо действующие на потомков.
Кстати, в России похожую волну самоубийств породила повесть Карамзина «Бедная Лиза». Да–да, та наивная сентиментальная книжка, которую вы проходили в восьмом классе, стоила жизни множеству юных девушек. Такие дела.

Источник: http://bookmix.ru/blogs/note.phtml?id=14065

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...