среда, 18 февраля 2015 г.

Год литературы начался неоднозначно...

В начале февраля официально открылся год литературы в России в МХТ им.Чехова. Президент выступал. Концерт "Круг чтения".

Радует то, что открылся словом В.В.Путина (официальный старт Году культуры дал премьер-министр Дмитрий Медведев), что выступали замечательные артисты, которых даже в аскетичной чёрно-белой гамме сцены было интересно слушать. Не так широко, конечно, празднуется, как хотелось бы. Чувствуется, что литература сегодня далеко не на первых позициях популярности в обществе. Зато есть официальный повод целый год активно стучать во все двери и кричать во весь голос о нашем национальном достоянии - русской литературе.

Была названа цифра: на проведение Года литературы выделено 300 млн руб., это в десять раз меньше, чем в 2014-м на Год культуры (3 миллиарда), что как-то уже вовсе локально (примерно 2 рубля на единицу населения). А вдобавок еще и антикризисные меры (накануне) с урезанием бюджетов министерств...

Оказывается, не только у меня наступивший литературный год вызывает лёгкий скепсис. В прессе появляются публикации известных людей с некоторым недоумением по поводу описываемых событий.

Вот известный писатель Захар Прилепин высказался по теме. Наверное, не стоит объяснять, кто это такой. Просто скажу, что только в 2014 году его роман "Обитель" получил премию "Книга года", "Книжную премию Рунета-2014" в номинации "Лучшая художественная книга", премию "Большая книга" и «Русский Букер».


Захар Прилепин, 5 февраля 2015 

Был приглашён на открытие Года литературы в Москве, посетил данное мероприятие, в целом всё понравилось, спасибо. Есть только несколько частностей, и считаю нужным дружелюбно рассказать про них. Действие проходило в МХТ, представляло собой театральную постановку: на экране возникало лицо классика — и актёры зачитывали ту или иную цитату из его творческого наследия.
И вот по поводу классиков у меня возникли некоторые забавные и щекотные мысли. Сначала, естественно, был представлен весь иконостас. Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Лев Толстой, Достоевский, Чехов. Блок, Гумилёв, Ахматова, Цветаева.
Читали классиков (и отлично читали): Любшин, Пореченков, Хабенский, Кравченко, Пегова…
Горького, Шолохова, Платонова, Алексея Толстого, Леонова, Зайцева, Бунина и Шмелёва — не было. Не было. Ну и ладно — у нас настолько богатая литература, что вся не поместится в одно представление. Хотя, всё-таки, два Нобелевских лауреата… Чёрт знает…
Маяковского и Есенина тоже не упомянули, но, как позже выяснилось, режиссёром действа была Марина Брусникина — женщине Ахматова и Цветаева могут оказаться ближе. Позже ещё появилась Вера Павлова на экране — наша современница, кстати, — что, наверное, как-то подтверждает наши догадки.
Естественно, нельзя было обойтись без Солженицына, Астафьева, Шаламова (Шаламова голосом лагерной птицы прочёл, практически навзрыд, Константин Богомолов). Помимо очевидного величия этих людей, неизбежно учитывается их, скажем так, жизнь, судьба и взгляды на советизм (в рыдающем чтении Богомолова это особенно было слышно. Судя по всему, постановщикам дали понять, что в тему ГУЛАГа особенно не стоит загребать — но умные люди возможность найдут, чтоб "дать понять").
Вместе с тем, в целом литературный иконостас второй половины XX века показался несколько, скажем так, неполным.
Итак, следом за классиками на экране последовательно появлялись следующие.
Пастернак. Левитанский. Самойлов.
Слуцкий. Кирсанов. Трифонов.
Бродский. Володин. Довлатов. Пригов.
Бахыт Кенжеев. И увенчал это всё Феденька Сваровский, тоже наш современник.
Я даже немножко засмеялся, когда Сваровский появился на экране. Не из-за Сваровского, Бог бы с ним, а вообще из-за всего. Ребята, ну нельзя так. Это же год нашей общей литературы, что уж вы? Огромной русской литературы, не только западнической, но и консервативной. Не только антисоветской, но и "левой". Не только русской — но и имперской, разноязычной.
Да, Бродский один из любимейших моих поэтов, гений, в юности я обожал Довлатова, по сей день зачитываюсь стихами Слуцкого и Самойлова; я, наконец, вроде как уже почти добился установления двух мемориальных досок (в Пензе и в Нижнем) Анатолию Мариенгофу (его лика на экране не было, но фамилия пробегала бегущей строкой) — и вот, учитывая всё это, я говорю: так не совсем правильно, ребята.
Перед нами наглядно, несколько даже вызывающе, обошлись без классиков иных, входивших в империю народов: Искандер, Рытхэу, Айтматов… В советские времена за такие "косяки" мозги бы вынесли.
Заодно, сложно было не заметить, ярко и наглядно обошлись и без консервативной русской классики: без Валентина Распутина, Василия Белова, Юрия Бондарева, Василия Шукшина. Без Павла Васильева, Юрия Кузнецова, Николая Рубцова…
Ребята, это некрасиво, да.
Почему Кирсанов и Левитанский, а не Борис Корнилов или Владимир Луговской? Да нипочему. Как-то так совпало. Совпало, совпало и опять совпало.
Станислав Куняев, к примеру, сидел в зале. А Бахыт Кенжеев, например, находится в Канаде. Вы скажете: это не показатель. Да. Но я всё равно не думаю, что у Станислава Юрьевича меньше заслуг перед русской литературой, чем у глубоко уважаемого Кенжеева.
Ситуацию несколько скрасило, а то и спасло то, что вышел Олег Павлович Табаков и гениально прочёл "Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины…" За Симонова спасибо. Спасибо хоть за Симонова…



ГОРЕЧЬ И НЕДОУМЕНИЕ
Открытое письмо Президенту России В.В. Путину
в Литературной газете


Уважаемый Владимир Владимирович!
Несколько дней назад Вы в МХТ им. Чехова открыли Год литературы в России. Мы, писатели многонациональной страны, долго ждали этого события, надеялись, что оно поможет преодолеть застарелые недостатки нашей культурной политики. Среди них чуть ли не главным является невнимание к тем творческим процессам, которые идут в литературах, создаваемых почти на ста языках народов России. Но, увы, со сцены МХТ не донеслось ни строчки из произведений национальных писателей, не прозвучало ни одного имени из числа наших классиков.

Предвидя всё это, писательская общественность настойчиво просила не отдавать Год литературы на откуп федеральному агентству «Роспечать», давно и безрезультатно критикуемому за тенденциозность, кумовство и непонимание социально-нравственной значимости художественного слова и воспитательной роли книги. Но к нам не прислушались. В результате событие, призванное духовно сплотить многоплемённую страну в это непростое время, оставило чувство горечи и недоумение. Если не поздно, просим Вас как гаранта нашего федеративного государства принять меры, чтобы подобное пренебрежение к национальным литературам России осталось в прошлом, чтобы «всяк сущий в ней язык» звучал достойно – в соответствии с Конституцией нашей страны.

С уважением и надеждой на поддержку,
Магомед Ахмедов, народный поэт Дагестана, председатель СП Дагестана;
Вячеслав Ар-Серги, народный писатель Удмуртии;
Бронтой Бедюров, народный писатель Алтая, почётный гражданин Республики Алтай;
Лейла Бекизова, народный поэт Карачаево-Черкесии, председатель СП Карачаево-Черкесии;
Руслан Бзаров, историк-кавказовед, член Общественной палаты Республики Северная Осетия-Алания.
Салих Гуртуев, президент Клуба писателей Кавказа;
Баир Дугаров, народный поэт Бурятии;
Зарема Кантышева, поэт, преподаватель русского языка и литературы в гимназии г. Магас (Ингушетия);
Шхамбий Куев, заслуженный работник культуры Адыгеи, директор Адыгейского республиканского книжного издательства;
Александр Латкин, эвенкийский писатель (Бурятия);
Дина Мамчуева, народный поэт Карачаево-Черкесии;
Надежда Мирошниченко, народный поэт Коми;
Миясат Муслимова, поэт, замминистра печати и информации Республики Дагестан;
Юрий Семендер, народный поэт Чувашии;
Владимир Тимин, народный поэт Коми;
Валери Тургай, народный поэт Чувашии, заслуженный работник культуры Татарстана и Чувашии, доверенное лицо В.В. Путина;
Ренат Харис, народный поэт Татарстана, лауреат Государственной премии РФ;
Наталья Харлампьева, народный поэт Якутии, председатель СП Якутии, заслуженный работник культуры РФ;
Эрдни Эльдышев, народный поэт Калмыкии, председатель СП Калмыкии.





А вот отклики с сайта газеты "Литературная Россия"

В Московском Художественном театре им. А.П. Чехова прошла торжественная театрализованная церемония открытия Года литературы в России. Телевизионную трансляцию можно было наблюдать по телеканалу «Культура». Какие впечатления от этого мероприятия остались у людей, неравнодушных к отечественной литературе, адекватно ли в ходе спектакля был представлен мир русской словесности (особенно современной), и вообще, можно ли считать это каким-то значимым символическим действом ?


Альберт ЛИХАНОВ


Вчера был на официальном открытии Года литературы в МХТ им. А.П. Чехова в Камергерском переулке – чудесный когда-то уголок Москвы. Сначала прогулялся по нему, зашёл в магазин «педагогической» книги, прошёл по нему скороходом. Снова вышел на Камергерский и только теперь присмотрелся к нему. Бог ты мой! Да кроме одного этого книжного, всё остальное обжираловки! Рестораны и ресторашки, забегаловки и кафешки, дверь с дверью – всё, всё, всё только для услаждения брюха. Сияют витрины, за ними едят какие-то неголодного вида люди. Да ещё вот Чеховский театр.
Кто-то же выдумал эту декорацию! Чехов в окружении жрущих людей – жрущих, жрущих – в том, видно, и есть достигнутое Россией счастье? Что бы Чехов сказал? Думаю, отвернулся... Но куда отвернёшься, если они всюду, а за углом ещё, ясное дело «Ив Роше» и полуподвальчик «Сен Лоран»... Эвон как хитро мы предали-то Вас, Антон Павлович!
Ну, а потом вечер с краткой речью президента и поэтическим концертом – наконец-то – «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины» в первоклассном исполнении Табакова, но ни единого высказывания ни единого писателя, и понятно, почему: все разные и почти ничем не соединённые.
Такой писательской разъединённости, по-моему, не было никогда. Что соединит, если соединит? Вот вопрос с почти готовым ответом.


Ирина ПАНКОВА, Бюро пропаганды
художественной литературы


Мысли остановились после открытия Года литературы, в котором по прихоти режиссёров МХТ не было ни строчки «Слова о полку Игореве», ни Есенина, ни Твардовского, ни Ломоносова, ни лауреатов Нобелевской премии Бунина и Шолохова, ни Шукшина, ни Друниной, ни Рождественского, ни Бокова, ни Фатьянова, ни Слуцкого. Я уже не говорю о Белове, Абрамове, Распутине, Бондареве или о Рубцове и Тряпкине – о поэтах «русской резервации», как их в своём стихотворении назвал Юрий Кузнецов, да и Кузнецова с Дмитриевым тоже не отметили... Слава Богу, одна радость – Пушкина и Достоевского не забыли... Пока ещё не забыли....


Надежда КОНДАКОВА


Отсутствие Николая Рубцова, Юрия Кузнецова, Николая Тряпкина, Владимира Соколова и Анатолия Жигулина, а заодно и Александра Вампилова показалось нарочитым. Без них русская литература второй половины XX века непредставима. Впрочем, допускаю, что г-жа Брусникина просто малообразованный человек. Тогда почему этот школьный литмонтаж поручили ей? Кстати, заменить Вознесенского и Евтушенко на некоего Сваровского, а Ахмадулину на Веру Павлову – это что, тоже вызов?!










Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...